Василиса Прекрасная

  • Распечатать
  • Послушать

- Что ж ты еще не спрашиваешь? - молвила баба-яга.


- Будет с меня и этого; сама ж ты, бабушка, сказала, что много узнаешь - состаришься.


- Хорошо, - сказала баба-яга, - что ты спрашиваешь только о том, что видала за двором, а не во дворе! Я не люблю, чтоб у меня сор из избы выносили, и слишком любопытных ем! Теперь я тебя спрошу: как успеваешь ты исполнять работу, которую я задаю тебе?


- Мне помогает благословение моей матери, - отвечала Василиса.


- Так вот что! Убирайся же ты от меня, благословенная дочка! Не нужно мне благословенных.


Вытащила она Василису из горницы и вытолкала за ворота, сняла с забора один череп с горящими глазами и, наткнув на палку, отдала ей и сказала:


- Вот тебе огонь для мачехиных дочек, возьми его; они ведь за этим тебя сюда и прислали.


Бегом пустилась Василиса при свете черепа, который погас только с наступлением утра, и наконец к вечеру другого дня добралась до своего дома. Подходя к воротам, она хотела было бросить череп: “Верно, дома, - думает себе, - уж больше в огне не нуждаются”. Но вдруг послышался глухой голос из черепа:


- Не бросай меня, неси к мачехе!


Она взглянула на дом мачехи и, не видя ни в одном окне огонька, решилась идти туда с черепом. Впервые встретили ее ласково и рассказали, что с той поры, как она ушла, у них не было в доме огня: сами высечь никак не могли, а который огонь приносили от соседей - тот погасал, как только входили с ним в горницу.


- Авось твой огонь будет держаться! - сказала мачеха. Внесли череп в горницу; а глаза из черепа так и глядят на мачеху и ее дочерей, так и жгут! Те было прятаться, но куда ни бросятся - глаза всюду за ними так и следят; к утру совсем сожгло их в уголь; одной Василисы не тронуло.


Поутру Василиса зарыла череп в землю, заперла дом на замок, пошла в город и попросилась на житье к одной безродной старушке; живет себе и поджидает отца. Вот как-то говорит она старушке:


- Скучно мне сидеть без дела, бабушка! Сходи, купи мне льну самого лучшего; я хоть прясть буду.


Старушка купила льну хорошего; Василиса села за дело, работа так и горит у нее, и пряжа выходит ровная да тонкая, как волосок. Набралось пряжи много; пора бы и за тканье приниматься, да таких берд не найдут, чтобы годились на Василисину пряжу; никто не берется и сделать-то. Василиса стала просить свою куколку, та и говорит:


- Принеси-ка мне какое-нибудь старое бердо, да старый челнок, да лошадиной гривы; я все тебе смастерю.


Василиса добыла все, что надо, и легла спать, а кукла за ночь приготовила славный стан. К концу зимы и полотно выткано, да такое тонкое, что сквозь иглу вместо нитки продеть можно. Весною полотно выбелили, и Василиса говорит старухе:


- Продай, бабушка, это полотно, а деньги возьми себе. Старуха взглянула на товар и ахнула:


- Нет, дитятко! Такого полотна, кроме царя, носить некому; понесу во дворец.


Пошла старуха к царским палатам да все мимо окон похаживает. Царь увидал и спросил:


- Что тебе, старушка, надобно?


- Ваше царское величество, - отвечает старуха, - я принесла диковинный товар; никому, окроме тебя, показать не хочу.


Царь приказал впустить к себе старуху и как увидел полотно - удивился.


- Что хочешь за него? - спросил царь.


- Ему цены нет, царь-батюшка! Я тебе в дар его принесла.


Суперферма — самая популярная игра!

Все сервисы BCM