Сивка-бурка

  • Распечатать
  • Послушать

Выехал Иван из города, слез с коня, влез к нему в левое ухо, в правое вылез и стал опять прежним Иванушкой-дурачком. Отпустил Иванушка коня, набрал лукошко мухоморов и принес домой.


— Вот вам, хозяюшки, грибков, — говорит.


Рассердились тут невестки на Ивана:


— Что ты, дурак, за грибы принес? Разве тебе одному их есть!


Усмехнулся Иван и опять залез на печь.


Пришли братья домой и рассказывают отцу, как они в городе были и что видели, а Иванушка лежит на печи да посмеивается.


На другой день старшие братья опять на праздник поехали, а Иванушка взял лукошко и пошел за грибами. Вышел в поле, свистнул, гаркнул:


— Сивка-бурка, вещий каурка! Стань передо мной, как лист перед травой!


Прибежал конь и встал перед Иванушкой как вкопанный.


Перерядился опять Иван и поскакал на площадь. Видит — на площади народу еще больше прежнего. Все на царевну любуются, а прыгать никто не думает: кому охота шею ломать! Ударил тут Иванушка своего коня по крутым бедрам, осерчал конь, прыгнул — и только на два венца до царевнина окна не достал. Поворотил Иванушка коня, хлестнул братьев, чтоб посторонились, и ускакал.


Приходят братья домой, а Иванушка уже на печи лежит, слушает, что братья рассказывают, и посмеивается.


На третий день братья опять поехали на праздник, прискакал и Иванушка. Стегнул он своего коня плеткой. Осерчал конь пуще прежнего: прыгнул — и достал до окна. Иванушка поцеловал царевну и ускакал, не позабывши братьев плеткой огреть. Тут уж и царь и царевна стали кричать: "Держи, держи его!" — а Иванушкин и след простыл.


Пришел Иванушка домой — одна рука тряпкой обмотана.


— Что это у тебя такое? — спрашивают Ивана невестки.


— Да вот, — говорит, — искавши грибов, сучком накололся. — И полез Иван на печь.


Пришли братья, стали рассказывать, что и как было. А Иванушке на печи захотелось на перстенек посмотреть: как приподнял он тряпку, избу всю так и осияло.


— Перестань, дурак, с огнем баловать! — крикнули на него братья. — Еще избу сожжешь. Пора тебя, дурака, совсем из дому прогнать!


Дня через три идет от царя клич, чтобы весь народ, сколько ни есть в его царстве, собирался к нему на пир и чтобы никто не смел дома оставаться, а кто царским пиром побрезгует — тому голову с плеч.


Нечего тут делать, пошел на пир сам старик со всей семьей.


Пришли, за столы дубовые посадилися. Пьют и едят, речи гуторят.


В конце пира стала царевна медом из своих рук гостей обносить. Обошла всех, подходит к Иванушке последнему; а на дураке-то платьишко худое, весь в саже, волосы дыбом, одна рука грязной тряпкой завязана... просто страсть.


— Зачем это у тебя, молодец, рука обвязана? — спрашивает царевна. — Развяжи-ка.


Развязал Иванушка руку, а на пальце царевнин перстень — так всех и осиял.


Взяла тогда царевна дурака за руку, подвела к отцу и говорит:


— Вот, батюшка, мой суженый.


Обмыли слуги Иванушку, причесали, одели в царское платье, и стал он таким молодцом, что отец и братья глядят — и глазам своим не верят.


Суперферма — самая популярная игра!

Все сервисы BCM