Пастух, который тысячу зайцев пас

  • Распечатать
  • Послушать

По дороге идти ходко, не то что пустошью. Идет он и радуется,что скоро в избе за стол сядет.


Вдруг смотрит — у дороги под деревом старик сидит и горько плачет.


— Ты чего, дедушка, плачешь? - спрашивает у него Всемил.


— Ох, милый человек, беда со мной приключилась! Продал сын в городе поросенка и велел мне деньги домой отнести, а я их потерял дорогой. Теперь невестке на глаза показаться боюсь. Выгонит злая баба меня из дома. А куда я на старости лет денусь? Кому я, немощный да хворый, нужен?


А сам плачет, дрожмя дрожит, будто озноб его бьет. Пожалел Всемил старика.


"Есть у меня деньги в суме. Не заработал я их, а на дороге нашел. Достались они мне легко, легко с ними и расставаться. Отдам-ка я их старику".


— На, дедушка, возьми! — говорит Всемил и протягивает старику деньги. — Да смотри опять не потеряй.


Обрадовался старик, в ноги Всемилу поклонился.


— Вот не ждал не гадал, что счастье такое привалит. Чем же я отблагодарю тебя, добрый человек? Возьми хоть клюку мою, может, пригодится.


Не захотел Всемил старика обижать, взял клюку и пошел своей дорогой. Но не отошел далеко и подумал: "Надо помочь старику с земли подняться". Обернулся, а старика и след простыл.


"Ого! Даром что старик, а побежал, как молодой", — подивился Всемил.


Вот идет он деревней, к домам приглядывается. В какой постучать, не знает. Боязно ему: а ну как прогонят? Остановился возле одной хаты — двор перед крылечком чисто выметен, песочком желтым посыпан. В саду цветы цветут, а на завалинке кот сидит, умывается. "Зайду-ка я сюда", — решил Всемил и постучался в дверь. Посчастливилось ему, на добрых людей напал. Накормили его досыта и спать на сеновал пустили.


Наутро Всемил снова в путь отправился. Пришел на то место, где раньше его деревня была, а от родной деревни после татарского набега и следа не осталось. Дома стоят новые, люди живут в них чужие, пришлые.


"Делать нечего, придется в услужение идти", — подумал Всемил. А от людей он слыхал: в замке пастух нужен. Но не коней сторожить, не коров пасти, не свиней, не овец, не гусей, не индюшек... А кого - люди не сказывают, только криво усмехаются.


Отправился Всемил в замок. "Сам разузнаю, — думает, — какой им пастух нужен".


Вот и замок за высокой стеной, к воротам мост подъемный ведет. Сказал Всемил, зачем пришел, и его прямо в покои панские ведут. Выходит к нему важный пан кастелян и говорит:


— Пастух мне нужен, тысячу зайцев пасти на лугу. Прослужишь месяц, не убежит ни один заяц, да еще полный мешок сказок мне расскажешь, — отдам за тебя свою дочь и десяток деревень в придачу. А убежит хоть один — до самой смерти на меня даром работать будешь. Иди подумай, в полдень ответ мне дашь.


Поклонился Всемил пану кастеляну и во двор вышел. Там его слуги обступили, спрашивают: кто такой, откуда да зачем пожаловал?


Утаил Всемил, кто он да откуда. Говорит, в пастухи наниматься пришел, зайцев пасти.


— Вот дурак, — говорят слуги и по сторонам озираются, не слышит ли кто из панских приспешников. — Мыслимое ли дело — за зайцами на лугу угля-деть. Да они мигом разбегутся. Много тут до тебя охотников находилось, а теперь до самой смерти на кастеляна спину гнут, точно невольники. Вон погляди: кто камни носит, кто стену вокруг замка возводит.


Глянул Всемил, и страшно ему стало.


"Мешок сказок рассказать - это для меня не штука, — думает он. — Немало я их наслушался у татар. А вот с зайцами дело потруднее. Ну, да где наша не пропадала!"


А слуги знай твердят:


— Не лезь волку в пасть. Ступай отсюда, покуда цел. Свет велик. Найдешь свою долю, женишься, вольным человеком будешь.


А Всемил: нет и нет. Буду зайцев пасти.


Людям жалко парня: молод он да собой хорош.


Поднялось солнце высоко на небе. Полдень настал. В замке колокол зазвонил - на обед людей сзывает. Всемил к пану кастеляну идет и говорит: согласен, дескать, зайцев пасти. А кастелян радешенек, будет у него новый невольник, даровой работник.


— Иди, — говорит, — в людскую кухню, пообедай. А после обеда приказчик зайцев выпустит.


Так и сделали.


После обеда велел приказчик овин отворить. Прыг-скок, во двор тысячу зайцев выскакивают. Смотрят люди, что дальше будет. Кто парня жалеет, кто смеется.


"Какой же я пастух без дудочки", — рассудил Всемил. Дудочку — подарок первого старика - достал и заиграл. Только заиграл, зайцы, что по всему двору разбежались, прыгали да резвились, сбились в стаю, построились по четверо в ряд, как солдаты, и ждут.


Идет Всемил к воротам, а зайцы за ним — скок-поскок — бегут, оглядываются, не отстал ли кто, не забежал ли вперед.


Люди от удивления рты разинули. А приказчик посреди двора столбом стоит, на заячье войско дивуется, даже народ на работу не гонит.


Последняя четверка за воротами скрылась, только тогда опомнились люди.


Вот и луг, где Всемилу велено зайцев пасти.


"Ай да я!" — смеется Всемил. — Зайцев выгнал, теперь надо в оба глядеть, как бы они не разбежались".


Воткнул в землю клюку, чтобы не мешала ему за зайцами бегать.


Что за диво!


Зайцы вокруг клюки сбились и, будто их кто на веревочке держит, не разбегаются, травку пощипывают. А когда всю траву съели, Всемил клюку в другое место перенес, в землю воткнул, и опять зайцы пасутся, не разбегаются.


Тут, откуда ни возьмись, прилетели вороны да как начнут каркать. Три самых маленьких зайчонка испугались — и в кусты.


— Эй вы, косые! Куда побежали, ворочайтесь назад! — крикнул Всемил, взял кнут - подарок второго старичка — да как щелкнет.


И в тот же миг зайчишки из кустов выскочили и назад воротились.


"Что за диво! На дудочке заиграю — зайцы за мной бегут. Клюку в землю воткну — они вокруг пасутся, не разбегаются. Отобьется косой, щелкну кнутом — назад бежит. Видно, не простые это дары, а волшебные", — рассуждает Всемил.

Суперферма — самая популярная игра!

Все сервисы BCM