Пастух, который тысячу зайцев пас

  • Распечатать
  • Послушать

Кастелян по меже идет, спотыкается и приговаривает:


— Барбоска, Барбоска! Поди сюда, собачка моя хорошая! Поди сюда!


Не привык деревенский пес к такому ласковому обхождению: приостановился и ждет.


А кастелян перед ним на колени - бух! лист подорожника сорвал и через лист этот собаку прямо в нос чмокнул.


Идет обратно к пастуху, от злости красный, как свекла.


— Исполнил я твою просьбу. - говорит.


— Как же, видел, видел! Теперь мой черед вашу просьбу исполнить.


Поймал Всемил зайца и кастеляну отдал.


Кастелян покрепче зайца за уши ухватил, на камень влез, с камня на клячонку вскарабкался, трюх-трюх — в замок потрусил.


Вот уж и мост недалеко. Тут Всемил как щелкнет кнутом!


И откуда только у зайчишки сила взялась! Вырвался он из цепких панских рук, с лошади на землю соскочил и на луг помчался. Мчится, белый хвостик мелькает, следом пыль завивается.


Напрасно унижался пан, так ни с чем в замок и воротился. Четвертая неделя к концу подходит Приказчик каждый вечер зайцев пересчитывает и кастеляну докладывает:


— Все зайцы целы. Как была тыща, так и есть.


Переполошился кастелян: как тут быть, как беду отвратить?


Велит он четверку лошадей в карету закладывать и к соседям едет, к таким же, как сам, панам, богатым да знатным.


Приезжает и про беду свою рассказывает.


А они ему в ответ:


— Чего горевать, отчаиваться до времени! Он еще вам мешок сказок рассказать должен. Тут уж ему не вывернуться! Пусть хоть всю ночь напролет рассказывает, а вы говорите: "Мало! Еще не полный мешок". Вот и станет он вашим холопом.


Послушался кастелян. Собирает он пир, зовет на пир панов, как он сам, знатных да богатых, с женами и дочками.


А когда гости съехались, приказал он большущий мешок из-под овечьей шерсти принести да пастуха позвать.


Проведал про это Всемил, к управителю поспешил и говорит:


— Как же я в этаких лохмотьях в панские покои явлюсь?


Поглядел управитель на его рваную сермягу и молвил:


— Твоя правда, пастух! Негоже в панские покои в лохмотьях идти.


Дали Всемилу кафтан тонкого сукна, пояс широкий, сапоги с подковками да шляпу с павлиньим пером.


Искупался Всемил в речке, панский брадобрей ему волосы постриг, подровнял. А как надел он нарядный кафтан, на кухне так и ахнули: молодец молодцом, прямо не узнать!


В трапезной гости за столами посиживают, едят, пьют, веселятся.


— Позвать пастуха! - распорядился кастелян.


Входит Всемил — статен, пригож. Такого тут сроду не видывали. Панны глаз с него не сводят, вздыхают, на дочку кастеляна с завистью поглядывают, и каждая про себя думает: "Вот бы мне такого красавца мужа, не посмотрела бы я, что он пастух... "


Дочка кастеляна вздохнула горестно и шепчет:


— Уж больно мешок-то велик!


Встал Всемил, где ему велели, перед ним мешок на распорках повесили, и начал он сказки сказывать.


Рассказывает разные были-небылицы, легенды да предания, что в татарской неволе у костра наслушался.


Одна сказка страшней другой, одна другой диковинней и забавней.


Вот говорит он час целый. Заслушались гости, есть-пить перестали, мыслями в дикие степи перенеслись. Чудится им, будто они на диких конях скачут, в кибитках на голой земле спят, из луков стреляют.


Сколько на белом свете чудес!


Панна отцу подмигивает, знаки делает: загляни, мол, в мешок, много ли он наговорил.


Заглянул кастелян в мешок и только рукой махнул:


— Мало! Еще дно просвечивает.


Тут Всемил говорит:


— Хватит этих ужасов да страхов! Расскажу-ка я вам веселую историю. Вот сижу я как-то раз на лугу и зайцев пасу. Глядь — прямо ко мне бедняк на кляче трусит. Кафтан на нем старый-престарый, молью траченный, вместо седла — дерюга, вместо стремян - прясла. И был тот бедняк как две капли воды на нашего пана похож. Глаза, точь-в-точь как у нашего пана, серые, волосы, как у нашего пана, седые...


Кастелян забеспокоился, на скамье заерзал. "Что это он болтает? Вдруг гости догадаются?"


— Попросил у меня бедняк зайца, а я ему и говорю...


Кастеляна холодный пот прошиб. "Сейчас расскажет, как я пса в нос целовал".


Не вытерпел кастелян, к мешку подбежал да как закричит:


— Хватит! Хватит! Мешок уже полный!


А дочка ему вторит:


— С верхом! Сказки на пол высыпаются.


Так стал Всемил зятем знатного пана кастеляна.

Суперферма — самая популярная игра!

Все сервисы BCM